Сотрудница ТГУ объединила томичей и голландцев в борьбе с описторхозом

Cирийские хомячки, голландские ученые и сибирские описторхи – казалось бы, что между ними общего? Сотрудница Томского госуниверситета (сейчас – заведующая лабораторией клинической метаболомики) Дарья Кокова нашла эти точки соприкосновения, чтобы в конечном счете помочь медикам лечить описторхоз – очень распространенное заболевание у жителей Сибири, которые часто едят речную рыбу.

По программе «Глобальное образование» Дарья на четыре года переехала в Нидерланды, поступив в Лейденский университет. Там она, готовясь к защите кандидатской диссертации, при постоянном сотрудничестве с коллегами из Сибирского государственного медуниверситета изучала воздействие гельминтов из рода Opisthorchis на организм. В канун 2020 года Дарья вернулась в Томск. Что дадут ее исследования в перспективе, как жилось в Нидерландах и каково это – спустя четыре года вернуться в родную Сибирь, Дарья Кокова рассказала нам в подробностях.

 

Из юристов – в химики, из России – в Голландию

– Я родилась и выросла в Абакане, в Хакасии. Окончив школу, как и многие в то время, на заре «нулевых», я мечтала стать юристом и даже не могла представить, что когда-нибудь свяжу свою жизнь с химией. Поступила на заочное отделение юрфака ТГУ и отучилась там один курс, а потом стало понятно, что юриспруденция – это совсем не моё. Что было делать дальше, в моей голове еще не сформировалось, но желание остаться в Томском государственном университете было сильное. Было решено положиться на судьбу, и придя в приемную комиссию, я просто наугад выбрала химический факультет. Сказать, что мой выбор оказался шоком – не сказать ничего. Я ненавидела химию в школе, но отступать уже была не намерена. Так, после подготовки к вступительным экзаменам, университет снова открыл для меня свои двери.

Несмотря на мой скептицизм в отношении химии, уже на этапе подготовки к поступлению для меня открылась вся красота химии как науки. Огромное количество переплетающихся направлений, стройность теорий и завораживающее чувство того, что при помощи химии можно понять практически все об устройстве вещей и природы, откликнулось во мне с новой силой во время обучения на химическом факультете. За пять лет меня бросало в различные области – от неорганической до физической химии, я практически жила в лаборатории, а мой научный руководитель Алексей Сергеевич Князев был прекрасным наставником, готовым поддержать в сложные моменты, когда казалось, что исследование в тупике. В поиске направления, в котором мне бы хотелось развиваться, я пришла к аналитической химии и биомедицине, что мне нравится и остается моей страстью до сих пор, и я надеюсь, что это надолго.

Как я попала в программу «Глобальное образование»? Моей голландской истории предшествовали совместные проекты, выполняемые в коллаборации с СибГМУ и Медицинским центром Лейденского университета (LUMC). В рамках работы над совместным проектом я поработала в Лейденском университете; мне понравились организация работы, научный подход, оснащение и, конечно, коллектив. И когда в 2014 году была запущена программа по поддержке граждан, самостоятельно поступивших в ведущие университеты, я, конечно же, захотела принять в ней участие и поступить в аспирантуру. Моими научными руководителями стали Мария Язданбакш, завещующая отделом паразитологии, и Олег Майборода, доцент центра протеомики и метаболомики LUMC.

Было много переживаний, но не с моей стороны – мама очень волновалась. Переезд на длительный срок в далекую Голландию, где нет никаких знакомых, пугал ее, но мое желание было непреклонно, и в 2016 году я начала новый этап своей жизни. 

Четыре года «в компании» хомячков и описторхов

– Основной задачей моей диссертации было изучение экспериментального описторхоза с помощью метаболомики. Метаболомика – это постгеномная наука, появившаяся в середине XX века, но получившая бурное развитие после завершения проекта «Геном человека» в 2003 году. Метаболомное исследование объединяет в себе достижения аналитической химии и анализа большого объема данных, тем самым открывая совершенно иной подход к дизайну исследования и интерпретации результатов. В качестве модели был использован описторхоз. «Родное» для Томской области заболевание, вызываемое плоским червем рода Opisthorchis. Заражение происходит через употребление сырой или плохо приготовленной рыбой семейства карповых – окуня, леща, плотвы и др., где после попадания паразита в организм хозяина он достигает печени человека, приводя к серьезным осложнениям в будущем.

Наша гипотеза строилась на том, что паразит в результате своей жизнедеятельности изменяет метаболизм хозяина, приводя тем самым к развитию сопутствующих патологий. В результате нами было показано, что описторх изменяет не только функцию печени, но и оказывает влияние на метаболизм аминокислот, жиров и затрагивает энергетический метаболизм своего хозяина. Более подробно с работами можно ознакомиться в публикациях (см. ниже).

Стоит отметить, что моя диссертация была сфокусирована на животной модели (на примере сирийского хомяка), «неком сферическом коне в вакууме», но это необходимый этап исследования такого сложного заболевания, как описторхоз, и получение достоверных результатов было бы затруднительно в реальных условиях. Однако теперь мы готовы перейти к следующей стадии метаболомного профилирования описторхоза и уже активно работаем с СибГМУ над клиническим метаболомным исследованием, т.е. исследованием с участием людей.

Что это даст медицине? Биомедицина – вещь прикладная, здесь редко что-то происходит из любви к науке, необходима перспектива практического применения. Так, например, в мире всё острее встает вопрос о лекарственной резистентности, и это относится не только к антимикробным препаратам, но и к антигельминтным. Наше исследование важно с точки зрения понимания отношения «паразит – хозяин», что открывает новые возможности в разработке новых и улучшении существующих лекарственных средств. Кроме того, во всем мире ведется активный поиск вакцин для совершенно разных болезней, т.к. как известно – лучше предупредить, чем лечить. Возможно, и для описторхоза данное направление будет интересно, и наше исследование может внести вклад в разработку вакцины против этой скрытой угрозы.

Классная страна

– Ох, эта маленькая очаровательная Голландия! Я буду помнить ее всегда – очаровательные улицы с припаркованными всюду велосипедами, цветами и неспешными людьми, размышляющими об устройстве мира за чашкой кофе. Лейден – город, где я жила, – маленький, втрое меньше Томска, населен в основном студентами или людьми кто с ними работает, так как Лейденский университет – это главная организация города. У университета обширная инфраструктура, город практически усеян зданиями, принадлежащими университету.

Я жила в кампусе университета, перестроенном здании бывшего анатомического корпуса медицинского факультета. Здание – мечта! Построенное в 19 веке, оно имеет высокие потолки и огромные окна, но при этом, вся начинка – ультрасовременная, а еще и до LUMC рукой подать. Я познакомилась со многими людьми, и о голландцах как о народе у меня остались светлые воспоминания – это радушные и открытые люди, с большой долей любопытства.

Вообще это был интересный культурный опыт, жить в другой стране – это совершенно не то же самое, когда ты приезжаешь как турист, это другой ценный опыт. Эти четыре года дали мне многое не только в плане науки, но и изменили меня как человека – голландский опыт научил меня тому, что нет ничего важнее семьи, я по-другому смотрю на жизнь теперь.

Сейчас, по возвращении в Томск, многое еще нужно сделать, но я рада вернуться и рада, что судьба подарила мне Голландию с ее ветрами и тюльпановыми полями. 

Русский